История успеха Соболевой Натальи

Самые лучшие и честные брокеры бинарных опционов в 2020 году:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Лидер на рынке — самый честный брокер бинарных опционов!
    Идеально для новичков — предоставляется бесплатное онлайн-обучение и демо-счет!
    Получите бонус за регистрацию по ссылке:

Как я был в секте или тренинг личностного роста.

По просьбе пикабушника @FireAirPhoenix

Будучи студентом угораздило меня попасть на тренинг личностного роста. Да, такая модная штука где коуч прокачивает тебя и ты сразу делаешься крутым и успешным. Программа этого тренинга состоит из трех этапов (гуглим Лайфспринг) и расчитана на три месяца, но у меня и моей команды он затянулся и длился почти пять. Ниже объясню почему. Стоимость около 40к рублей.

Начнем по порядку.

Первый этап. Длился три дня. В подвальном помещении сидит человек 20 народу и коуч рассказывает выжимку из книг Карнеги, Чалдини и других подобных авторов. Все это перемежается с различными эзотерическими учениями, которые я благополучно пропустил мимо ушей. Время от времени делался перерыв на чай с печеньками. Курить, кстати, запрещалось. Ну как запрещалось, курящих попросили дать честное слово что не будут курить, на этом все. Этап этот был самый дешевый примерно 3 тысячи рублей. Изначально я и шел только на первый этап , но после разговора с тренером загорелся и понял что пройду все полностью, а деньги уж где-нибудь достану. С одной стороны это говорит о том, насколько эти люди были убедительны, с другой на тот момент я был весьма ведомым юношей.)

Второй этап. Длился пять дней. Тут уже были в основном практические упражнения, от откровенно бредовых до вполне веселых и интересных. Здесь уже становилось заметно как зажатые и закомплексованные ребята раскрывались и веселились от всей души. В какой-то степени это было связано с тем что люди роднились со своей командой, что поощрялось тренерами. У каждого был свой напарник, который ему во всем помогал и поддерживал. Были и упражнения «в поле». Например, надо было сделать пять «менялок» с чужими людьми. Бралась какая-то безделушка и надо было уговорить людей махнуться на что-нибудь не глядя. Потом коуч объяснял смысл пятой вещи. Если пятая вещь была ручка то вселенная намекала ученику, что все в его руках, но надо быть осторожным, так как ручка не стирается и ошибки могут быть фатальными. Сейчас читаю это и думаю, ну че за бред, но тогда это было очень весело и интересно. Да и понял я тогда, что с человеком на улице можно оказывается запросто поболтать. Свои плюсы всегда были.

Третий этап. Самое интересное. Тут надо было выбрать общественный проект. Чаще всего команды выбирали помощь детскому дому или сбор денег какому-нибудь ребенку. Справедливости ради надо сказать, что коучи к данным проектам вообще не имели отношения, команды сами выбирали кому помочь, где хранить деньги и как их передавать. Тренера часто даже не видели собранных денег.

Также надо было выбрать себе цель и добиться ее, во время тренинга. Что бы показать, что это не хухры-мухры, а реально люди делаются успешными.

На все про все дается два месяца.

Рейтинг надежности площадок для торговли бинарных опционов:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Лидер на рынке — самый честный брокер бинарных опционов!
    Идеально для новичков — предоставляется бесплатное онлайн-обучение и демо-счет!
    Получите бонус за регистрацию по ссылке:

Ну и вишенка — вовлечение. Не с проста же данный тренинг сравнивают с сектой. Раз ты стал таким классным и успешным почему бы и другим в этом не помочь? С этого момента начались бадания команды и тренеров. Людей откровенно напрягал этот момент, некоторые уходили. Коучи применяли все рычаги влияния на команду. Например, если уходишь ты, то уходит и твой напарник. Да и напарник может и не хочет уходить, и плюс к тому времени он стал тебе очень близок. (До сих пор с теплотой вспоминаю свою напарницу, с ней было так классно). Также сильно давит команда. Ты собрался уходить? А как же мы, мы же не справимся без тебя, подумай о детях, ты ведь обещал им помочь! Так что хоть единицы и уходят, но основная масса доходит до конца.

Мы выбрали строительство игровой площадки в детском доме. Стоимость 800к рублей. Дохрена, согласен, но на тот момент мы были наивны и полны энтузиазма. Плюс перед нами был пример команды, которые помогли другом детскому дому на миллион рублей. Но везде есть свои нюансы. Как можно помочь детскому дому? Свозить воспитанников в кино можно? Пожалуйста, крупные сети кинотеатров соглашались бесплатно выделить пару рядов кресел на какой-нибудь утренний сеанс. Главное привозите да сажайте. 40 мест при стоимости билетов 200 рублей, и вот вы помогли детскому дому на 8 тысяч рублей. Не заплатив ни копейки. Нам же нужные были реальные деньги, приходилось искать спонсоров и в два месяца мы не укладывались.Тренеры нас дрючили нещадно, классные дядьки и тетьки, которые были такими добрыми в начале под конец могли выдать примерно такую фразу «Ты заебал пиздеть уже, если ты не готов держать свое слово, то пиздуй нахуй отсюда!». К этому там было особое отношение, если что-то пообещал то выполняй. Это, кстати, один из самых больших плюсов данного тренинга, многим людям бы не помешало поучиться этому.

В итоге наша игра затянулась на все четыре месяца, но собрать мы смогли чуть больше ста тысяч. Наш общественный проект провалился. Но если чего-то очень хотеть то вселенная даст тебе это, так нас там учили. Спустя пару месяцев наш детский дом включили в перечень учреждений, для которых будут выделены деньги на постройку игровой площадки в рамках благоустройства региона. То ли мы так засветили детский дом (мы обошли кучу организаций с нашей мини презентацией в поисках денег), то ли реально случай такой. Но площадка стоит, факт.

Жалею ли я о том что там был? Денег жалко, конечно, до сих пор не понимаю как решился, но с другой стороны в долги не влез, сам заработал. Для студента это был очень хороший опыт. Также узнал что на мне можно пахать как на лошади. Ночью работать, днем в универе, в свободное время мутить общественный проект или личную цель. Мой график был расписан не неделю вперед и разбит по часам, что мне очень нравилось. Я научился планировать, понял что значит покинуть зону комфорта, да и стал более коммуникабельным. Так же после того как на себе испробовал всякие штуки психологического манипулирования, потуги продавцов типа «посмотрите на себя в зеркало, как пиздато сидит на вас этот свитер» уже не действуют 😀

Дубликаты не найдены

Интересный опыт, тоже надо попробовать так. Мне лишь довелось плитку шоколада слопать за сто шагов. 😀

Посмотри на коменты, как классно, что ты запилил этот пост))

Поняли, что секта этот все же не ок и больше плюсов, чем минусов?)

Ну это все таки не секта была, в те года в крупных городах таких тренинговых центров было до много. Были плюсы, были минусы, но впечатлительным людям или с пошатанной психикой туда лучше не соваться, только хуже будет)

А вы повзрослели)

Спасибо на добром слове)

@ABettik91, здравствуйте! Я журналист, сейчас пишу статью о таких тренингах. Подскажите, пожалуйста, могли бы вы дать интервью о своем опыте?

Там история еще на один подобной пост 😀 Если в кратце — желание изменится и неразделенная любовь.)

Хорошее сравнение с армией, отсчет по последнему все дела. Только у нас команда не гнобила, а наоборот старалась помочь и поддержать.) А насчет адреса, тут его светить не хочу, могу вам на почту прислать. Но надо ли оно вам?)

Я была очень сильной, но попала в секту

Мне был 21 год, я была корреспондентом самой любимой газеты, бесстрашной красоточкой, выпускницей (почти) журфака МГУ, влюбленной в самую красивую девушку земли, занозой в жопе, честно верящей, что весь мир для нее. Счастье было моим обычным состоянием, как дышать. Я просыпалась в общаге и первые минуты лежала, улыбаясь. Я обожала жить.
Я была очень сильной.
Потом началась череда неприятностей – любовь оказалась невзаимной, из-за дебильного острого панкреатита защита диплома прошла мимо меня, любимая газета, пока я лежала в больнице, отдала большую тему, о которой я мечтала много лет, другой корреспондентке. Не то, что мир рухнул, но так сказать помрачнел. Но я все еще была красоточкой и занозой в жопе, поэтому я решила дать good fight to all circumstances и завоевать свое счастье обратно.
Случай подвернулся скоро. Моя приятельница попросила встретиться с британским журналистам – мол, есть предложение о коллаборации. Я пошла встречаться. Встречались в центре, в модном кафе. Журналист рассказал, что делал фильм о русской топ-модели, которая тупо и страшно покончила с собой. Налаженная жизнь, многомиллионные контракты, взаимная любовь, лофт на манхеттене. Из этого лофта она и вышла. Ни алкоголя, ни наркотиков, ни предсмертной записки.Каким-то образом у журналиста оказалась распечатка ее телефонных звонков. Последний номер перед смертью был российский. Оказалось, какой-то мужик, тренер в центре личностного роста – знаете, такие конторы, научим уверенности в себе, поменяем жизнь, вот это все? Журналист начал копать вокруг центра и быстро обнаружил еще два самоубийства – одно завершенное (погибшей было в районе 25), одно неудачное – женщину спасли и она лежала в психушке. Он начал опрашивать бывших клиентов центра. И начало постепенно проясняться, что центр представляет собой секту.Журналист немного охуел от этой истории. Раньше он делал документальные фильмы для тиви и не ожидал оказаться в таком замесе. Он попросил меня помочь найти кого-нибудь внутри секты, вероятно, новичков, на кого можно надень скрытую камеру, чтобы получить видеоматериал оттуда. Я тут же, прямо в кафе, объяснила ему, что если это действительно секта, то хуй кого перевербуешь, а вешать технику на человека с поехавшей крышей – так себе занятие. И вызвалась сама. В обмен попросила поделиться уже собранными материалами. Мы запланировали, что материалы выйдут одновременно – фильм и текст.Были ли у меня сомнения, что мне стоит это делать? Нет, никаких. Опасалась ли я за себя? Ну нет, конечно. Здоровая, скептическая кобыла, чего мне бояться? Я разделяла вот это общее счастливое убеждение, что секты, культы и вся эта поебота про обработку сознания действует либо на очень слабых людей, либо на людей, жаждущих чуда. Но не на журналистов же!
Более того – я ничего не сказала редакции. Во-первых, я, честно говоря, сомневалась, что это секта. Ну как может тренинговый центр в центре Москвы быть сектой? Секта – это когда немытые волосатые люди молятся каким-то богам, а тут личностный рост, карьерная успешность. «Разводят лохов на бабки, вот и все», — вот моя главная мысль. Не подтвердится, и че тогда? Во-вторых, могло не получиться – меня тупо могли выгуглить еще на этапе подачи документов. И че тогда опять же? В-третьих, мне было приятно представлять, как я приношу такой крутой материал с международной коллаборацией – внезапно, и все такие – вау, Лена, нихуя себе ты сделала! И сразу понимают, какая я умная и прекрасная, и больше моих тем другим корреспонденткам не отдают.
В самый последний момент – уже буквально перед тем, как я шла на тренинги – мы взяли в проект психолога. И причин для этого было две – во-первых, диалог смотрится круче говорящей головы в кадре, и журналисту, который делал фильм, было важно качество картинки. Во-вторых, сама психолог была невероятная красотка – рыжая, кудрявая, с зелеными глазами. Тренинг шел пять дней, по плану после каждого дня тренинга мы должны были встречаться в красивом кабинете и обсуждать, че как. К моему счастью, как это уже потом оказалось, она действительно имела опыт работы с сектантами. Это по факту меня и спасло. Сходила в их офис, занесла баблишка за вход – 17, кажется, тысяч. В назначенный день я поехала на ВДНХ – ребята снимали там целый павильон. На входе в зал – такой, по типу ДК – стоят молодые ребята и хором, бодрыми голосами орут на входящих – «сумки в сторону, занимайте первые места!» Ну ок, бля. Сели. Окна плотно завешаны черными шторами, свет искусственный, на стенах – какие-то тупые схемы по достижению цели. Обстановочка. Выходит тренер – какой-то плюгавый мужик с дебильной прической, начинает че-то затирать. Между делом рассказывает, что бывают слабые люди, которые хуево проходят его гениальный тренинг – и с ними всякое нехорошее потом случается. Требует от нас принять правила, каждый раз вставая. Одно из правил, например, было не курить. Я встаю и думаю – хаха, ну конечно, так я и брошу ради тебя, чувак) Другое правило было ни с кем не обсуждать содержание тренинга – потому что в будущем эти люди, возможно, тоже заходят радикально улучшить свою жизнь, а все, подход не сработает. Какого-то парня, который не хотел принимать очередное правило, грубо выгнали из зала и запретили приходить опять. «Ого, — думаю. – Надо вести себя как все, не палиться, а то реально выгонят и прощай проект!» Сам мужик меня бесил. Он рисовал какие-то схемки на доске, не имеющие смысла, рассказывал древние анекдоты, периодически поднимал кого-то из зала и начинал унижать. Просто властненький дебил, жалкий такой. Я хорошо запомнила это отношение. Потом был короткий перерыв на поесть. Хотелось курить, но хуй покуришь, выгонят. Отдыхать было нельзя. Все пили водичку из кулеров и обсуждали с наставниками – ребятами из тренингов, прикрепленными к каждой группе (нас разбили на группы в пять человек, в «команды»), свои впечатления. Я старалась не палиться со своими мнениями, но другие ребята из моей команды честно сказали, что это какая-то чушь и они не понимают, за что занесли бабки. Наша наставница улыбалась, кивала и говорила, что это только первые несколько часов, что мы должны продолжать работать. После обеда мне очень захотелось спать – и я буквально клевала носом, периодически подскакивая от ора чувака. Я чувствовала такое отупение – и списывала это на то, что ну невозможно слушать белиберду шесть часов подряд. Сам тренинговый день, кстати, шел 12 часов – и еще в дорогу давали домашку, которую надо было сделать до следующего утра. Короче, после 12 часов воплей и бессмысленных разговоров я вышла никакая. Меня встречала Аня. «Нихуя не секта, — говорю. – Какая-то поебота, не будет проекта. Тупо потратила день». Мы шли к выходу с ВДНХ, чтобы поймать машину и ехать к психологу обсуждать. Через 15 минут Аня сказала: Лен, у тебя сигареты кончились? Я: мммм, нет. Она: а почему ты не куришь? Ты же целый день не курила?И вот тут наступает поворотный момент истории. Я часто его вспоминаю. Я могла подумать и сказать: со мной происходит что-то не то. Я не знаю, что, но это ненормально. Это опаснее, чем я думала, мне не стоит продолжать игру, о которой я ничего не знаю. Но я так не сказала. Потому что я же всесильная, бесстрашная красоточка, у которой все всегда получается. Мы посмеялись, я покурила, рывком пободрев, поехали к психологу. Ее очень насторожила моя сонливость после обеда. Про то, что я забыла курить, я даже не упомянула. Но обсуждать было толком нечего – толпа растерянных людей, тупой орущий тренер, короткие перерывы, схемки без смысла, «правила».
А дальше то, обо что я всегда спотыкаюсь, пересказывая всю херню. Я помню время до обеда – были какие-то упражнения на то, чтобы говорить друг другу правду, оценивать друг друга и говорить это в лицо. Я помню обед – в нашей группе из 5 человек была Марьяна, журналистка с музыкального телеканала, красивая взрослая девица. Она сказала, что ее бесит тренинг, что ей ничего не дают эти упражнения – а обращение тренера унизительно. Я помню внезапное раздражение после ее слов – как она смеет так говорить, демотивировать остальных? Я удивилась этим мыслям и этому раздражению. Потом из зала заорали, что перерыв закончен, и я, дожевывая булку, поплелась садиться. Что было дальше – Я НЕ ПОМНЮ. Я НЕ ПОМНЮ. Мне очень страшно до сих пор, но я не помню.
Хвостик этого дня и следующие два – сплошная чернота. Я помню отрывки. Помню, что я лежу на полу зала и плачу – и плачут рядом. Помню, что была игра – красное-черное – и я знала правильный ответ, но не смогла переубедить команду. Тренер сказал мне: ты боишься ответственности, тебе важно быть правой внутри, а неуспех остальных тебя не волнует, ты ужасный человек. Я разрыдалась. Я помню чужие слова в моем рту – я очень чувствительна к речи, очень хорошо чувствую ее ткань – и во время одного из перерывов в середине своей фразы я замолчала: потому что я говорила не свои слова. Я помню ледяной ужас от этого – но дальше опять провал. Я помню, как Марьяна на третий день встала и сказала – мне очень стыдно, что я жила в отрицании, теперь я вижу истину про себя и про мир, спасибо вам. Она была предпоследней, кого накрыло. Последним был мужик-армянин, лет сорока, с плохим русским. Вообще в зале были 50 человек, совершенно разные – офисные сотрудники, богема, люди со своими бизнесами, домохозяйки, несколько инженеров – и к вечеру третьего дня накрыло всех. Такое прекрасное и болезненное чувство единства. Я помню, что их всех очень любила. И что на третий день я сижу на стуле и думаю – надо встать и сказать, что у меня скрытая камера между сиськами. Стыдно врать таким замечательным людям. Я должна встать и сказать: я журналист. Я пришла разоблачать вас, но сейчас я вижу, что вы меняете мир к лучшему. Они простят меня. И я не встала – не потому, что боялась за судьбу проекта. А потому, что боялась, что меня выгонят. И я не узнаю, что дальше, не стану сильной, не изменюсь сама.На четвертый вечер в кабинете психолога я доказывала ей и журналисту, что мы все неправильно поняли. Что эти люди дают в руки инструмент, с помощью которого можно изменить свою жизнь и помочь другим. А те, которые самоубиваются – слабые, застрявшие в своей прежней жалкой жизни. Аня смотрела с ужасом. Я чувствовала себя правой, просто окутанной правотой. Глубоко под этим чувством была настоящая я, которая, скорчившись, орала от ужаса. Я несла эту чушь полтора часа – а потом у меня потекли слезы. И я продолжала говорить и улыбаться.И психолог сказала – на пятый день ее отпускать нельзя, я ее не вытащу, это уже пиздец далеко зашло. И на пятый день – заключительный день тренинга — я сидела в монтажке с журналистом и вяло думала, как бы мне улизнуть. Потому что на пятом дне обещали дать новые жизненные ориентиры вместо старых – а мне бы такие очень пригодились. Мне было очень стыдно подводить ребят – там делали такую штуку про взаимную ответственность, ставили в пары и объясняли, что если один уходит с тренинга, уходит и его партнер. Моим партнером был парень-топ-менеджер лет 35, такой стеснительный бровастый красавец – и мне было очень грустно, что из-за меня он лишится очень важных знаний.Через 15 минут после начала тренинга мне начала звонить моя куратор. Журналист взял трубку и сказал, что если она еще раз наберет этот номер, что если вообще кто-то из их ебучей конторы наберет этот номер, к ним придут менты и прокуратура. Потом уже я сама не брала трубки.
Через неделю мне стало легче. Я слушала объяснения психолога про транс как уязвимое состояние мозга в момент перегрузки информацией и кивала. Ну да, вот такая хуйня, ну окей, случилось. Ко второй неделе я обнаружила, что ничего из того, что меня радовало – работа, любимые книги, любимая музыка, прогулки, еда, секс, друзья, любимая – ничего из этого не вызывает ни одной эмоции. Все мои цели и мечты – то, ради чего я жила – обессмыслились. Я пожила неделю в абсолютной пустоте, как в скафандре. Потом туда начало заползать отчаяние и апатия. Отчаяния было все меньше, апатии – все больше.Психолог прописала антидепрессанты, они не подошли – дикие побочки. Я перестала их пить. Я помню, как я начала бояться темноты. Оставаться одна в квартире. Умереть во сне. Это были не мои страхи – я всю жизнь боялась одних ебучих пауков, но они пришли и остались. Страхи множились – я помню, как не могла дойти до метро от съемной квартиры: мне казалось, что все прохожие смотрят на меня и чего-то хотят. Потом я перестала вставать с кровати. Аня водила меня в ванну мыться, приносила в постель еду, следила, чтобы я не забывала пить. Иногда я начинала плакать – но слезы лились как вода, не приносили ни облегчения, ни боли.Я помню, как я впервые подумала – если доползти до окна, все кончится. Эта мысль была таким светом, спасительным островом. Она возвращалась. Но я уже ничего не хотела достаточно сильно, даже умереть, я была не способна на сверхусилие. Между мной и балконом было ровно три метра и одна дверь. Доползти до балкона сил не было, тело было ватным. Потом я сообразила, что наша квартира на пятом этаже и, если я выкинусь, я могу не умереть и все продолжится, только меня положат в психушку. О психушке у меня было тогда представление, что там лежат человеческие отбросы, попасть туда – хуже, чем умереть. Для того, чтобы умереть наверняка, мне нужно было подняться на девятый этаж. Но тоже не наверняка, блядь – прямо под окнами деревья, они могут смягчить падение. Значит, надо ехать и искать новостройки. Но это было невозможно, примерно как полет на луну. Когда отчаяние – его тень – возвращалась, я плакала от того, что не могу себя убить. Случались дни, когда мне легчало. Тогда я, как заводной человечек, шла на работу. Работать я не могла – я открывала вордовский файл со старой статьей и типа читаю-пишу. Именно на работе у меня впервые случились слуховые галлюцинации, скучные и жуткие – мне казалось, что кто-то хлопает в ладоши.Однажды я сидела в планерочном зале и смотрела в стенку. Мимо меня прошла Вика Ивлева и что-то сказала в своей обычной манере, как-то зло пошутила. У меня потекли слезы. Я сидела как деревянный чурбан, ничего не чувствовала и не могла перестать плакать.
Мимо шел Соколов, замглавреда, которого вы все весело проклинаете сейчас. Он психиатр по образованию. Он постоял, посмотрел на меня. Взял за руку, завел в кабинет, посадил на стул. Посмотрел еще. И спросил: Лена, ты была в секте?Понимаете. Если бы он спросил, как я себя чувствую, я бы сказала – хорошо. Потому что это был автоматический ответ. Если бы он спросил, почему я плачу, я бы сказала – меня обидела Ивлева. Если бы он спросил, все ли у меня в порядке в жизни, я бы сказала – да. Потому что я правда считала, что у меня все в порядке. Я жила в квартире, с девушкой, у меня была работа, у меня ничего не болело. Я просто слышала, чего нет, боялась темноты и взглядов людей и хотела перестать быть.Но он спросил очень конкретный вопрос, самый точный.И я сказала: да, я была. Он спросил еще, я ответила. Я рассказала всю эту историю. И сказала, что мне очень жаль, но я не смогу написать статью, потому что я ничего не помню, а с техникой мы лажанули – видео почти нет, на аудио только шумы и мой голос. Он сказал: хорошо, про статью поговорим потом.На следующий день меня вызвал Муратов. В кабинете сидел он, Соколов и мой редактор Нугзар Микеладзе – сейчас его нет в живых. Муратов начал очень мягко говорить, что они записали меня ко врачу. И завтра Лена Рачева меня туда проводит. И я, в соплях, в слезах, со слуховыми галлюцинациями, с планом убить себя – я начала на них орать. Я орала: как вы смеете? Вы что, думаете, что я – сумасшедшая? Какое вы имеете право – думать обо мне так?
На следующий день Лена повела меня ко врачу. Это была Клиника неврозов на Шаболовке. Лена нервничала и шутила, мне было все равно. Мы посидели у регистратуры, потом меня пригласили в кабинет. Врач приемного отделения был очень уставшим, вымотанным мужиком лет 40. Он расспросил меня про секту и про мое состояние. Когда речь зашла про суицидальные мысли, он сказал – я этого не слышал, ты этого не говорила. Мы не госпитализируем сюда людей с суицидальными намерениями, у нас нет реанимации.Я сказала: в смысле — госпитализировать? Вы что, хотите положить меня в больницу?Он сказал: Да, и немедленно. У тебя очень тяжелое состояние.Я заплакала. Он спросил, почему я плачу. Я сказала, что я не хочу быть психом, потому что психи – ущербные слабые люди, а я не такая.Я помню, как он побелел. Положил ручку на стол, несколько раз вдохнул и выдохнул. И сказал: Я работаю в психиатрии 15 лет. Мои пациенты – самые храбрые люди, которых я знаю. Им не на что опереться – даже на себя, но они ведут битву с болезнью каждый день – и побеждают, и я помогаю им побеждать. Ты не смеешь, не имеешь права так говорить о них.Потом он успокоился. И сказал: Ты не слабая. Ты какая угодно, но ты не слабая. Потому что ты жива.
Меня госпитализировали. Я провела там 1,5 месяца – меня собрали по кусочкам обратно. Мой лечащий врач сейчас у меня в друзьях на фейсбуке – он может придти в комментарии, если захочет. С тех пор у меня еще три раза случались депрессивные эпизоды – депрессия возвращается в 60% случаев, к сожалению. Но я уже знала, что это и как с ней обходиться. Я знала, что я сильная, и что эта мразь меня не убьет. Что я в этой битве не одна.
Собрали ли меня до конца – наверное, нет. Часть меня не вернулась. Я хорошо ощущаю эти провалы внутри. Все, что я любила до этого, немного полустерто, скорее отпечаток, чем настоящее. Но с тех пор у меня было 10 лет жизни, хорошие 10 лет, и много другого любимого и значимого в нее пришло.
Тот фильм – не вышел. Когда я выздоровела, моим самым страшным страхом стало то, что кто-то про это узнает. Потому что все, я не смогу работать, кто всерьез отнесется к девушке, которой мозги промыла секта и которая попала в психушку? Пиздец же. Я посмотрела исходники и запретила использовать все, где было мое лицо. Журналист написал статью. Тренинговый центр закрыли. Этот тренер открыл другой – и продолжает набирать людей.
Я никогда не написала эту историю. Потому что я боялась. Боялась за свою карьеру, за свою репутацию. Сейчас я повзрослела и понимаю, что карьера и репутация сами по себе ничего не стоят. Если ты не используешь их для того, чтобы делать то, во что веришь. Вчера, когда ко мне в комментарии приходили неуязвимые люди, которые смеялись над Олегом – выжившим парнем из групп смерти, над Мурсалиевой, которая тащит эту ебучую тему под перекрестным огнем, над Соколовым, который продолжает долбить СК, надо мной, которая как дура разбиралась в международной практике и интервьюировала антропологов, вместо того чтобы присоединиться к ржущей тусовочке, над Мартыновым, который решил поговорить о том, где границы свободы и общего блага в этой истории (больше всего жутких комментариев получил он, пиздец, люди, что с вами), я хорошо это поняла. Я хорошо это поняла, потому что сама была такой в 21 год, когда весело шла в секту с камерой между сисек – потому что нет ничего, что может сломать замечательную сильную меня, потому что я неуязвима.
Неуязвимых нет. Я думала закрыть комментарии под этим постом. Но я не буду, наверное – просто начну банить все живое по настроению. Поэтому, если вам надо попрактиковаться в неуязвимости, а также обсудить, какая я сумасшедшая тварь – идите на собственные странички или в предыдущий пост, там полная свобода.Все.

Приговорен к пожизненным дизлайкам

Как в 23 года заработать миллионы на критике врагов и ненависти зрителей

После посещения ток-шоу «Пусть говорят» петербуржец Николай Соболев всего за пару месяцев набрал 2,5 миллиона подписчиков, став самым быстрорастущим блогером в мире. Его успехи вызывают зависть коллег по цеху, но и сам Николай, похоже, никогда не прочь подлить масла в огонь всеобщей ненависти. «Лента.ру» выяснила, чем Николай Соболев раздражает критиков и зрителей и как он зарабатывает миллионы на всеобщем осуждении.

Колян к успеху шел

История успеха Николая Соболева (произносить нужно с неповторимой авторской интонацией) началась вовсе не с рекордно прирастающего подписчиками канала имени самого себя и не со сверхрейтинговых выпусков «Пусть говорят» с Дианой Шурыгиной, а с юмористического проекта с социальным подтекстом Rakamakafo.

Николай считает себя весьма разносторонней личностью: до покорения YouTube он занимался боевыми искусствами, качался, пел на сцене и печатал на клавиатуре со скоростью света.

Став блогером, Соболев, по собственному признанию, решил бороться с безразличием россиян к окружающим, хотя его соавтор Гурам Нармания выступал лишь за веселые розыгрыши прохожих. В итоге дуэт чередовал забавные пранки с картинными «избиениями» девушек и показными сердечным приступами на улицах Санкт-Петербурга и Майами.

Многие видео Rakamakafo действительно заставляли задуматься о царящих в обществе нравах, но внимание зрителей, конечно же, привлек ролик «Домашнее насилие», а точнее мистическое появление и исчезновение тапочек на ногах якобы случайно заставшего избиение девушки курьера. Соболев и Нармания предпочли не обращать внимания на критику и просто перезалили ролик, вырезав злополучный фрагмент с тапочками.

В конце 2020 года, невзирая на растущую популярность и любовь 2,7 миллиона подписчиков, блогеры закрыли шоу, чтобы заняться собственными проектами. Движимый самыми благородными намерениями Николай Соболев с головой погрузился в критику коллег по цеху и обсуждение наиболее хайповых конфликтов блогеров, а Гурам увлекся продюсированием порноактрис на YouTube-канале Popcorn Studio.

Смакуя скандалы

Сегодня фирменное приветствие Соболева (правильнее все же Николая Соболева) еженедельно звучит для 2,5 миллионов подписчиков. В каждом ролике симпатичный молодой человек с прекрасно поставленной речью дотошно разбирает очередной скандал в мире видеоблогеров, проходясь сразу по нескольким звездам YouTube.

«Скажите мне, пожалуйста, кто из них старается доносить хоть что-то до людей? Поднимать темы образования, например. Зачем снимать блог из музея или рассказывать об Александре Сергеевиче Пушкине, если можно просто скинуть себе на голову наполненный водой презерватив?» — возмущается Соболев, намекая на «творчество» популярного блогера ЯнГо (2,9 миллиона подписчиков).

Под огонь критики рискуют попасть любые слова и поступки коллег по цеху, по какой-то причине вызвавшие его праведный гнев. Еще лучше, если все происходящее живо интересует интернет-сообщество. Соболев готов обсуждать обнаженные фотографии и травлю интернет-звезды Марьяны Ро (4,8 миллиона подписчиков), беспредел участников социального проекта «Лев Против» (799 тысяч подписчиков), дурачества кумиров 12-летних школьников с канала HalBer (1,3 миллиона подписчиков) и поведение самого популярного блогера Рунета Ивангая (11,2 миллиона подписчиков).

И он нисколько не стесняется своей репутации «желтой прессы» в мире блогеров. Более того, по слухам, Соболев активно развивает паблик «Жизнь ютуб» (569 тысяч подписчиков), где ежедневно публикуются самые горячие новости, слухи и, конечно же, вирусные ролики топовых блогеров Рунета.

Слава через шоу

В конце февраля, следуя своему четкому плану «пилить ролики по инфоповодам», автор книги «YouTube: Путь к успеху. Как получать фуры лайков и тонны денег» принимает волевое решение сделать остросоциальное видео про суицидальную игру «Синий кит». Как удержаться от соблазна кликнуть на такое название: «Вся правда о смертельной игре «Синий кит». Зачем дети просыпаются в 4:20? Список заданий, общение с куратором, полная информация о новых смертельных играх. Самоубийство детей пора остановить»? Нарезка кадров из новостей и пересказ нескольких статей в СМИ принесли Соболеву рекордные восемь миллионов просмотров.

Николай быстро понял, что наткнулся на настоящую золотую жилу, а потому с радостью согласился принять участие в съемках ток-шоу «Пусть говорят», где, по его собственному выражению, «вовремя отбирал микрофон» у других гостей и конфликтовал с главной героиней выпуска — 17-летней жительницей Ульяновска Дианой Шурыгиной.

Блогер якобы пытался помочь осужденному за изнасилование девушки Сергею Семенову, но в итоге снял целых пять роликов про Шурыгину и свое отношение к ток-шоу, собрав под каждым из них по три-четыре миллиона просмотров. Более того, участие в «Пусть говорят» сделало Соболева самым быстрорастущим блогером мира: всего за полтора месяца число его подписчиков увеличилось в три раза.

Девушка ЗОЖ: Наталья Соболева

Мама, сбросившая больше 30 килограммов, адепт ЗОЖ и жена резидента Comedy Club Ильи Соболева рассказывает Зожнику, как она докатилась до такой здоровой жизни.

Кратко о себе

29 лет, 169 см, 53 кг, талия – 63 см, бедра – 95 см.

Расскажи историю о том, как ты начала заниматься?

Всё началось с того, что я забеременела, и как многие – тут же расслабилась. До этого я ходила в зал, поддерживала себя в форме и весила 56 кг.

Но как только узнала что мы ждем ребенка, тут же стала есть всё, что мне попадётся: сладкое, соленое, жирное, а иногда и всё сразу. Я утешала себя тем, что моему ребенку не будет хватать витаминов, или что ну хочется же, а беременным нельзя отказываться от чего-то.

Уже к 4 месяцу мои живот и я сама выглядели так, как будто мы на сносях, опять же успокаивала себя и говорила: это форма живота такая и продолжала не отходить от холодильника! Когда набор веса превысил 20 кг, врачи стали пугать, что это очень плохо, что может развиться преэклампсия (разновидность токсикоза) и гестоз (осложнения нормально протекающей беременности, характеризующиеся расстройством ряда органов и систем организма). Я махнула на это рукой и даже не представляла, что делаю только хуже себе и ребенку.

В итоге меня положили на сохранение из-за набора чрезмерной массы. Когда я пошла рожать, мой вес был 88 килограммов – я набрала более 30 кг. Роды были тяжелые, но всё обошлось, ребеночек родился здоровым, но маловесным.

Наталья годится результатами в своем Инстаграме: @nataliasoboleva

На 3-й день после родов я встала на весы, и цифра меня напугала. Всегда думала, что после родов уходит килограммов 10, но на весах было 84 кг. Я не понимала – что дальше: диеты, спорт или просто в петлю?! После родов нельзя было заниматься спортом месяца 4, кроме того я кормила грудью и на диету сесть не могла. Пробовала начать с правильного питания, но взгляд все равно падал на булки и котлеты, срывалась начинала заново, и снова срывалась, вес уходить и не думал!

Спустя 4 месяца я приобрела абонемент, так как не могла смотреть на себя в зеркало, купила ролики и начала с коляской кататься по парку, стала ходить на массаж и душ шарко, и, наконец, ходить в зал. Занималась без тренера, очень себя стеснялась. Стала изучать спортивную литературу, смотреть видео и заниматься по ним дома. Тогда моей мотивацией был муж, так как понимала, как ему тяжело и не очень приятно находиться с женщиной в три раза больше его самого. Да ,я родила ему ребенка, но это не отговорка, чтобы так себя запускать, мне страшно стало только от одной мысли, что он будет смотреть на худых и подтянутых. Каждый день, пугая себя этим, я бежала с утра в зал, пока моя семья спала, и уже возвращалась к тому времени когда они просыпались.

Классическое ДО и ПОСЛЕ от Натальи Соболевой

Что делала в спортзале первое время? Какие совершала ошибки?

Занималась силовыми тренировками и кардио, выписала себе пару тренировок на жиросжигание (все тренировки при правильном питании – жиросжигающие – см. текст на Зожнике) и испытывала на себе. Через довольно продолжительное время долгих и изнурительных тренировок мой вес достиг 53 кг. Моя жизнь кардинально изменилась, я счастлива и даже пошла учиться на фитнес-инструктора, но на этом моя история я думаю не закончится.

Твой примерный рацион

Придерживаюсь правильного питания. Ем 5 раз в день. Никаких добавок не использую

Как тренируешься?

Делаю круговую тренировку три раза в неделю и один раз в неделю – бассейн.

Твои фитнес-цели

Оставаться здоровой и красивой всю свою жизнь. Пойти работать в фитнес-индустрию.

Что тебя вдохновляет?

Ко мне приходят письма, где просят совета о питании или тренировках, со многими я переписываюсь и, когда спустя какое то время я вижу, что человек меняется, приходят письма с благодарностью за помощь! Я правда счастлива, что хоть чем-то помогаю людям, так как сама была в такой ситуации и не знала, куда мне обратиться за тем или иным советом.

Твой совет тем, кто хочет начать

Главное начать и не сдаваться, даже если все вокруг в тебя не верят, ты должна сама в себя верить, и если у тебя не получается, то пробуй заново! Труд и стремление дадут свои плоды!

Подписывайтесь на инстаграм Натальи: @nataliasoboleva

Читайте также на Зожнике:

Подписыватесь на Зожник в Фейсбуке:

Или ВКонтакте, и ваша карма будет в порядке!

Список надежных брокеров бинарных опционов на русском языке:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Лидер на рынке — самый честный брокер бинарных опционов!
    Идеально для новичков — предоставляется бесплатное онлайн-обучение и демо-счет!
    Получите бонус за регистрацию по ссылке:

Добавить комментарий